Растенок - все о здоровье детей и будующих мам.
ГлавнаяНовостиКонтакты
 

Иммунопрофилактика дизентерии

Иммунопрофилактика дизентерии
Вакцинация живыми дизентерийными вакцинами. Разработка живых аттенуированных шигеллезных вакцин основана на естественном для шигеллезной инфекции пероральном пути введения препарата и активации местного иммунитета. В качестве иммуногенов для приема внутрь чаще всего используют живые аттенуированные штаммы шигелл, хотя известен успешный опыт применения химической вакцины. Различают живые вакцины с неинвазивными и инвазивными фенотипами возбудителей, а также гибридные вакцины, сконструированные введением антигенов шигелл в другие энтеробактерии. 

По механизму активации адаптивного иммунитета неинвазивные штаммы шигелл близки к пероральной химической вакцине. В результате спонтанной или индуцированной мутации клетки шигелл теряли способность к проникновению в клетки эпителия слизистых оболочек, а низкоэффективный захват антигена шигелл М-клетками становился основным механизмом индукции иммунного ответа, что возможно только при многократном введении массивных доз препарата.

Некоторые неинвазивные вакцинные штаммы были признаны весьма перспективными кандидатвакцинами и интенсивно изучались в обширных клинических исследованиях.


Первой на добровольцах была испытана вакцина на основе спонтанных стрептомицинзависимых мутантов S.flexneri и S. sonnei. Мутация, локализованная в гене rspl, который кодирует субъединицу рибосомы, приводила к изменению конформации 30 кДа белка. Препарат, подробно изученный в эпидемиологических опытах, обладал способностью индуцировать серотипспецифический иммунитет при 4-5-кратном приеме внутрь.

Уровень защиты после 5-кратной вакцинации при полевых испытаниях в Югославии составил 80%. Недостатком вакцинного штамма была необходимость использования высоких доз — 1010 клеток. Работы с вакциной были приостановлены и в связи с высокой реактогенностью препарата (диарея и рвота у 15-35% добровольцев), нестабильностью SmD-фенотипа. Другой вариант живой дизентерийной вакцины был получен при комбинации химической и спонтанной мутаций Pur/Rif, приводящих к пуриновой ауксотрофности и нарушению деятельности фермента РНК-полимеразы. Вакцинный штамм был низкоинвазивен и неспособен к индукции кератоконъюнктивита у морских свинок.


Испытания препарата на добровольцах Болгарии выявили его высокую реактогенность при введении дозы 5х109 клеток и неэффективность при заражении иммунизированных лиц.

Вакцинный штамм 5. flexneri TSF-21 был получен комбинацией спонтанной мутации гена thyA и ультрафиолетиндуцированной мутации температурной зависимости Ts. Хотя полученный thy/Ts мутант обеспечивал защиту от заражения кроликов и обезьян макак резусов, необходимость культивировать штамм при 30 °С вызывала сомнение в его эффективности in vivo. Наиболее тщательно изучена живая шигеллезная вакцина, изготовленная на основе штамма S.flexneri 2а Т32 Istrati. Штамм, выделенный в 1961 г., был негативен в тесте Sereny. Аттенуирующая мутация плазмиды вирулентности штамма затронула локусы IpaA, IpaB, IpaC, IpaD и ics А, контролирующие инвазивность и межклеточное распространение возбудителя. Полевые испытания вакцины на 60 000 добровольцах в 1970-1980-х гг. в Румынии и на 5000 добровольцах в Китае выявили 80% снижение заболеваемости шигеллезом Флекснера при пятикратном введении высоких доз препарата.


Вакцинация также снижала заболеваемость шигеллезами других серотипов. Клинические исследования неинвазивных штаммов шигелл позволили получить чрезвычайно важное прямое доказательство того, что возможна индукция протективного иммунитета к шигеллезу у человека. Однако ни один из полученных препаратов не нашел практического применения. Основные препятствия к использованию таких вакцин — высокие дозы возбудителя и предполагаемая схема иммунизации. Многократное введение сверхвысоких доз препарата (108-1012 клеток) небезопасно, неудобно и оставляет за рамками вакцинации большие группы населения.

ЖИВЫЕ ДИЗЕНТЕРИЙНЫЕ ВАКЦИНЫ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ. Гораздо более сложную иммунофармакологическую интервенцию представляет пероральная активация иммунитета с помощью инвазивных штаммов шигелл. Это попытка осуществить более эффективный запуск адаптивного иммунного ответа непосредственно в лимфоидной ткани, связанной со слизистыми оболочками. Конечная цель этих исследований — преодолеть недостатки неинвазивных препаратов, снизить дозу и кратность введения вакцины для индукции иммунитета — может с первого взгляда показаться технической. Однако для ее достижения в последние 10-15 лет было разработано новое поколение живых дизентерийных вакцин.

Кроме инвазивного фенотипа, их отличительные особенности — блокированная функция межклеточного распространения и наличие 2-3 мутантных локусов, ограничивающих метаболические функции, которые необходимы для выживания и размножения бактерии in vivo, т. е. для ее вирулентности. Инвазивный вакцинный штамм S. flexneri Sfl 124 был получен в результате введения aroD-гена, ингибирующего обмен ароматических метаболитов, предшественников парааминобензойной кислоты, из штамма кишечной палочки в штамм S.flexneri Y. Штамм S. flexneri Sfl 124 был негативен в тесте Sereny, однако после четырехкратного перорального введения защищал обезьян от заражения вирулентным штаммом. При испытании на добровольцах, проживающих во Вьетнаме (эндемичный по шигеллезу регион) данная кандидатвакцина оказалась нереактогенной. Однако полевые испытания в Швеции и США выявили высокую реактогенность препарата, что стало препятствием для использования доз, превышающих 10 КОЕ. Разработанный в Институте им. Пастера аттенуированный штамм 5. flexneri 2а SC602 — двойной мутант, несущий делеции плазмидного гена вирулентности IcsA и хромосомного локуса iuc. Хромосомный локус iuc кодирует дыхательный протеин аэробактин. Штамм SC602 обладает низкой способностью к индукции диффузного воспаления в слизистой оболочке кишки обезьян макак резусов и негативен в тесте Sereny.

Клинические испытания препарата были проведены в 1998-1999 гг. в США. Первоначально выбранная для иммунизации доза 106 КОЕ оказалась весьма реактогенной и при введении 15 добровольцам вызвала диарею у 47% вакцинированных, тяжелые общие реакции — у 40% добровольцев. Стократное снижение вакцинальной дозы до 104 КОЕ позволило снизить реактогенность; диарея была выявлена у одного из 12 вакцинированных, вздутие живота, тошнота — у 8% добровольцев. Сероконверсия анти-О-ЛПС-антител после иммунизации была незначительной и составила для IgA и IgG 33%, а для IgM — 25%. Примерно у 50% вакцинированных выявляли возрастание числа специфических IgM-, IgA-, IgG-продуцентов. У всех добровольцев с сероконверсией анти-0 — IgA-антител выявляли секреторные IgA в моче. У двух иммунизированных обнаружены антитела к белкам инвазии 1 ра.

Протективную активность препарата оценивали в тесте прямого заражения вакцинированных добровольцев культурой вирулентного штамма S.flexneri 2457Т в дозе 2000 клеток. В контрольной группе после заражения заболели шесть из семи добровольцев. В группе иммунизированных заболели трое из семи добровольцев. Защита четырех вакцинированных добровольцев была обусловлена развитием IgA-ответа. Именно эти показатели специфического иммунного ответа можно рассматривать как маркеры шигеллезного поствакцинального иммунитета.

Штамм S.flexneri 2а CVD 1207 — аттенуированный вакцинный штамм, несущий четыре делеции, в том числе плазмидного гена вирулентности icsA. Штамм авирулентен при испытании на модели дизентерийного кератоконъюнктивита. Клинические испытания препарата показали его хорошую переносимость при введении добровольцам в дозах 106-108 КОЕ. Сероконверсия после иммунизации была низкой и составила для IgA и IgG 11 и 17% соответственно. Выявлено образование клетками периферической крови вакцинированных ylFN, TGFp, IL-10 в ответ на корпускулярный антиген шигелл. Однако следует отметить, что данные по цитокиновому ответу получены при использовании реактогенных доз вакцины 109-110 КОЕ, превышающих интервал безопасного введения.

Широкое применение опытов на добровольцах в исследованиях живых инвазивных вакцин позволяет делать вполне конкретные заключения, касающиеся характеристик препаратов. Они индуцируют невысокий уровень антителообразующих клеток и антител к детерминанатам О-полисахарида и в этом отношении близки по иммуногенности к диким штаммам шигелл. Хотя в прямом опыте по заражению двукратно вакцинированных добровольцев достигнут определенный защитный эффект, нет оснований говорить об эффективной индукции мукозального иммунитета.

Маловероятно, что слабая иммуногенность обусловлена недостаточной инвазивностью вакцинного штамма. Весьма корректно выполненные исследования на ксенотрансплантате кишки человека у мышей SCID с комбинированным иммунодефицитом свидетельствуют, что один из современных вакцинных штаммов — CVD 1203 весьма эффективно проникает в клетки эпителия и попадает в подслизистое пространство. Аттенуированные бактерии непосредственно контактируют с макрофагами и другими иммунокомпентентными клетками, вызывая умеренное образование IL-lp, IL-8 и слабое разрушение эпителиального барьера. Вместе с тем иммуногенные дозы штамма CVD 1203, так же как и более совершенного его аналога CVD 1207, существенно не отличаются от доз штаммов шигелл с неинвазивным фенотипом и составляют 108-109 клеток. Обобщая данные исследований по созданию живых шигеллезных вакцин, следует с сожалением заключить, что ни один из разрабатываемых в последние годы инвазивных вакцинных штаммов не был доведен до практического использования. Перспективы этого направления по-прежнему зависят от возможности получения эффективного нереактогенного вакцинного штамма - «невидимки».

Вакцинация 0-антигенными дизентерийными полисахаридными вакцинами. Несмотря на значительное количество факторов патогенности шигелл, представленных белками, специфичность адаптивного иммунитета определяется единственным протективным антигеном полисахаридной природы — О-липополисахариды. Различные сайты молекулы липополисахаридов отвечают за инициацию нескольких ключевых этапов патогенеза инфекции. Липид А запускает каскады провоспалительных цитокинов и медиаторов. О-специфические цепи играют важную роль в инициации процесса межклеточного распространения посредством позиционирования белка IcsA на полюсе клетки бактерии. Их длина уменьшается при внутриклеточной локализации бактерии. Иммунодоминантные эпитопы О-полисахарида — недостаточно эффективный первичный иммуноген у детей, что служит одной из причин их повышенной чувствительности к дизентерии.

Протективный иммунный ответ при шигеллезах узкоспецифичен к повторяющемуся иммунодоминантному эпитопу О-полисахарида шигелл. Так, моноклональные IgA-антитела к детерминанте 3,4 О-липополисахариды 5. flexneri 5а защищали экспериментальных животных при заражении гомологичным штаммом шигелл. Есть сообщения о выявлении антител, специфичных к консервативным структурам кора молекулы липопоплисахаридов шигелл. Шигеллезная кандидат-вакцина любого типа должна быть мощным индуктором углеводспецифического иммунного ответа на О-антиген шигелл.

Мнение о том, что необходимо искать различные пути индукции шигеллезного иммунитета, сформировалось к началу 1990-х гг., когда становилось все понятнее, что разработка живых дизентерийных вакцин представляет весьма длительную и сложную в технологическом отношении работу. В это же время были получены первые шигеллезные О-иммуногены. В серии работ для создания вакцины использовали классический О-липополисахарид, полученный по методу Вестфаля, функционально детоксицированный образованием комплекса с белками наружной мембраны менингококка группы В. Несмотря на включение в протеосому, использование обычного эндотоксина при клиническом применении представляется опасным. Первая фаза клинических испытаний, проведенных в 2000 г., показала, что интраназальное введение препарата вызывает у вакцинированных местные побочные реакции: насморк, заложенность носа. Высокая реактогенность вакцины зарегистрирована у 8,4% вакцинированных. Иммуногенность препарата при интраназальном введении не была высокой, достоверное увеличение концентрации анти-О-антител выявлено при введении высоких (1,0-1,5 мг) доз препарата.

КОНЪЮГИРОВАННЫЕ 0-П0ЛИСАХАРИДН0-БЕЛК0ВЫЕ ДИЗЕНТЕРИЙНЫЕ ВАКЦИНЫ. Использование в качестве специфического антигена не О-липополисахаридов, а его фрагмента — нетоксичного деградированного О-полисахарида предполагается при конструировании конъюгированных шигеллезных полисахаридных вакцин. Потерянный в результате удаления липида А иммуногенный потенциал липополисахаридов частично восстанавливается с помощью белкового носителя и схем иммунизации, направленных на индукцию вторичного иммунного ответа. Синтезированы вакцинные конъюгаты О-полисахаридов 5. sonnei, S.flexneri 2а с рекомбинантными белковыми токсоидами гЕРА и CRM9. Препараты конъюгатов сравнительно безопасны при парентеральном введении добровольцам в дозе 25 мкг по О-полисахариду. Среди 130 вакцинированных добровольцев выявлены не только слабые, но и средние (выше 37,5 °С) температурные реакции. Основные жалобы вакцинированные предъявляли на болезненность, покраснение в месте введения препарата.

Сероконверсия анти-О-антител у вакцинированных препаратом S. sonnei через 1 мес после иммунизации составила 85% для IgG-антител, и 88% — для IgA-антител. В периферической крови вакцинированных выявляли специфические IgA- и IgG-продуценты с частотой 1Д60/106 и 659/106 в 78 и 83% случаев соответственно. Иммуногенность конъюгированной вакцины S. flexneri была ниже. Сероконверсия IgG, IgA анти-О-антител составила 75 и 59% соответственно. При повторной вакцинации данные препараты не проявляли бустерного эффекта. Протективную активность конъюгированной вакцины 5. sonnei оценивали в полевых испытаниях на добровольцах в течение 7 мес. Случаи шигеллеза Зонне у вакцинированных людей возникали значительно реже, чем в группе добровольцев, привитых плацебо. Доля заболевших составила соответственно 2,2 и 8,6%, а эффективность вакцины — 74%. Авторам удалось зарегистрировать эпидситуацию, когда иммунизацию препаратом проводили фактически на фоне развивающейся вспышки (случаи шигеллеза через 1-17 сут после вакцинации), и в этом случае препарат обеспечивал слабую (42%), но раннюю защиту вакцинированных, обладая, по-видимому, определенным иммунотерапевтическим эффектом. Таким образом, системный запуск высокого иммунного ответа, обусловленного преимущественно высокоаффинными IgG и IgA, обеспечил протективный потенциал конъюгированной вакцины. Получены данные об иммунизации детских контингентов 4-7 лет конъюгированными О-полисахаридными вакцинами S. sonnei и S.flexneri. Локальные и системные реакции после вакцинации были незначительными. Серологический профиль иммунного ответа на вакцину у детей был таким же, как у взрослых: IgG>IgA>IgM.


Оцените статью: (7 голосов)
3.71 5 7
Статьи из раздела Вакцина и вакцинация на эту тему:
Дизентерийные вакцины





Новые статьи

» Ожирение
Ожирение
Основные принципы лечения ожирения: • низкокалорийная диета; • изменение образа жизни; • дозированные физические нагрузки; • физиотерапия и иглорефлексотерапия; • лекарственная терапия (препараты... перейти

» Плоскостопие
Плоскостопие
Плоские стопы делят на врожденные (около 5%) и приобретенные (до 95%). Врожденное плоскостопие встречается очень редко и связано с костными искривлениями вследствие неправильного положения плода, в ре... перейти

» Сколиоз
Сколиоз
Лечебная физическая культура - важнейшее средство в комплексной терапии сколиоза, которая направлена на решение следующих задач: • создание физиологических предпосылок для восстановления правильного ... перейти

» Нарушение осанки
Нарушение осанки
Путь к формированию правильной осанки и направленной коррекции ее нарушений начинается с методически правильно выполненного осмотра и, при необходимости, проведения углубленного обследования. Это обус... перейти

» Детский церебральный паралич
Детский церебральный паралич
Основным средством лечебной физкультуры при детском церебральном параличе являются специально подобранные упражнения в соответствии с задачами лечебно-восстановительной работы, определяемые состоянием... перейти

» Хроническая почечная недостаточность
Хроническая почечная недостаточность у детей - это неспецифический синдром, развивающийся вследствие необратимого снижения почечных гомеостатических функций при любом тяжелом прогресс... перейти

» Тубулоинтерстициальный нефрит и интерстициальный нефрит
Тубулоинтерстициальный нефрит и интерстициальный нефрит
Тубулоинтерстициальный нефрит или интерстициальный нефрит - острое или хроническое неспецифическое абактериальное, недеструктивное воспаление интерстициальной ткани почек, сопровождающееся вовлечением... перейти