Растенок - все о здоровье детей и будующих мам.
ГлавнаяНовостиКонтакты
 

Профилактика дисгормональных заболеваний молочных желез после искусственного аборта

Профилактика дисгормональных заболеваний молочных желез после искусственного аборта
Одной из причин распространения дмсгормональных является тенденция к увеличению доброкачественных заболеваний молочных желез, которые диагностируются у каждой четвертой женщины в возрасте до 30 лет, у пациенток старше 40 лет различные патологические состояния молочных желез выявляются в 60% случаев.

Часто наблюдается диффузная форма фиброзно-кистозной мастопатии у 50% женщин, узловые формы мастопатии диагностируются у 20% пациенток позднего репродуктивного возраста, фиброаденомы — в 18% случаев, рак молочной железы — у 2% женщин. Таким образом, около 75-80% женщин репродуктивного возраста страдают различными дисгормональными заболеваниями молочных желез, часто объединяемыми термином «мастопатия».

Результаты клинико-эпидемиологических исследований показали, что рак молочной железы встречается в 3-5 раз чаше на фоне диффузной мастопатии и в 30-40 раз чаще при узловых формах мастопатии с явлениями пролиферации эпителия молочных желез, поэтому раннее выявление, профилактика и лечение доброкачественных заболеваний молочных желез являются профилактикой рака молочных желез.

Мастопатия определяется как фибрознокистозная болезнь, характеризующаяся нарушением соотношений эпителиального и пролиферативных и регрессивных изменений тканей молочной железы, проявляющихся на фоне гормональных нарушений.


Выделяют пролиферативные и регрессивные изменения в тканях молочных желез, причем пролиферативные процессы соответствовали прогестероновой, а регрессивные — эстрогеновой фазе менструального цикла, во время менструации все эти процессы заканчиваются, и начинается обратное развитие тканей молочной железы.

На самых ранних сроках беременности (5-6 нед) гормональное влияние вызывает выраженную перестройку железы с развитием гиперплазии железистого компонента, а искусственное прерывание беременности резко прерывает пролиферативные процессы в молочной железе, гипер- плазированная ткань подвергается обратному развитию, регрессивные изменения происходят неравномерно. Это может приобрести патологический характер и стать пусковым моментом развития диффузных мастопатий.

Дисгормональные гиперплазии молочных желез (мастопатии) в популяции женского населения встречаются с высокой частотой (13,5-42%), прогрессивно увеличивающейся на протяжении последних десятилетий. Эти гиперплазии характеризуются многообразием форм, отдельные из них являются фактором риска развития злокачественных новообразований.


Хотя многие исследования позволили определить основные принципы диагностики, профилактики и лечения данной патологии, проблема, однако, остается актуальной и в настоящее время.

Мастопатии представляют собой группу гетерогенных заболеваний, имеющих сложную клиническую и гистологическую картину, что весьма затрудняет не только диагностику, но и терминологическое обозначение диффузных процессов. Если по поводу классификаций узловых образований значительных разногласий у специалистов не возникает, то в отношении диффузных форм имеются определенные сложности, не позволяющие ввести довольно широкий спектр изменений в жесткие классификационные рамки.

Клинико-рентгенологическая классификация - удобная для пользования в клинической практике и позволяющая выделить диффузные и узловые формы, которые диагностируются с помощью рентгенографии, ультразвукового и морфологического исследований.

• Диффузная форма фиброзно-кистозной мастопатии:
- диффузная мастопатия с преобладанием кистозного компонента;
- диффузная мастопатия с преобладанием фиброзного компонента;
- смешанная форма диффузной мастопатии.

• Склерозирующий аденоз.
• Узловая фиброзно-кистозная мастопатия.

Выделяют пять форм диффузной мастопатии.
• Диффузная мастопатия с преобладанием железистого компонента (аденоз).
• Диффузная мастопатия с преобладанием фиброзного компонента.
• Диффузная мастопатия с преобладанием кистозного компонента.
• Смешанная форма диффузной фиброзно-кистозной мастопатии.
• Склерозирующий аденоз.

Степень выраженности этих процессов определяется по соотношению соединительнотканно-железистого комплекса и жирового фона на маммограммах.


Хотя условность приведенной классификации признается самими авторами, однако она позволяет индивидуализировать план лечения заболевания.

Ряд авторов придерживаются деления мастопатии по степени выраженности пролиферации.
• I степень — фиброзно-кистозная мастопатия без пролиферации эпителия.
• II степень — фиброзно-кистозная мастопатия с пролиферацией эпителия.
• III степень — мастопатия с атипической пролиферацией эпителия.

Молочные железы — важный гормонозависимый орган. Они начинают интенсивно развиваться в возрасте 12-16 лет, когда многократно усиливается активность коры надпочечников и половых желез. Основными гормонами, оказывающими действие на молочную железу, являются стероидные гормоны яичников (эстрогены и прогестерон); также в маммогенезе участвуют гормоны гипофиза, щитовидной железы, надпочечников и другие биологически активные соединения, причем функционирование молочных желез тесно связано с менструальной функцией и во многом обусловлено ее особенностями.

Эстрогены вызывают пролиферацию протоков и соединительной ткани молочной железы, прогестерон контролирует железистую трансформацию альвеол, пролактин, способствуя развитию лактоцитов и секреции молока, является основным гормоном, обеспечивающим лактацию, кортизол способствует образованию рецепторов пролактина в молочных железах и стимулирует рост эпителиальных клеток в синергизме с пролактином.

Три равновозможных и не исключающих друг друга механизма пролиферативного действия эстрогенов на молочную железу.
• Возможна прямая стимуляция клеточной пролиферации за счет взаимодействия эстрадиола, связанного с эстрогенным рецептором, ядерной ДНК.
• Непрямой механизм за счет индукции синтеза факторов роста, действующих на эпителий молочной железы ауто- или паракринно,- стимуляция клеточного роста за счет отрицательной обратной связи, согласно которой эстрогены нивелируют эффекты ингибирующих факторов роста.

• Влияние эстрогенов на клеточную пролиферацию в тканях молочной железы может осуществляться также опосредованно через факторы роста. Стимулируют пролиферацию и дифференцировку эпителиальных клеток молочной железы и тормозят апоптоз следующие факторы:
- эпидермальный фактор роста;
- инсулиноподобные факторы роста типов I и II;
- a-трансформирующий фактор роста и протоонкогены: C-foc, С-mус, C-jun.

Прогестерон способен ограничивать влияние эстрогенов на ткань молочной железы; в зависимости от дозы и продолжительности воздействия прогестерон может потенциально видоизменять ответ как нормальных, так и раковых клеток молочной железы на разных уровнях:
• стимуляция продукции 17-р-гидроксистероиддегидрогеназы и стронсульфотрансферазы, которые быстро окисляют эстрадиол в менее активный эстрон и затем, связывая последний, превращают его в неактивный эстронасульфат;
• созревание и дифференцировка эпителия альвеол, который подвергается дальнейшему клеточному делению;
• down-регуляция эстрогенных рецепторов в эпителии молочных желез проявляется снижением пролиферации клеток, стимулированной эстрогенами;
• модуляция апоптоза клеток молочной железы посредством р53-супрессора опухоли;
• модуляция митогенных протоонкогенов, таких как С-mус и C-foc.

Подобно эстрогенам, прогестерон также опосредованно влияет на клеточную пролиферацию эпителия молочных желез через факторы роста. Так, прогестерон повышает экспрессию ТФР-α и ЭФР и снижает экспрессию ТФР-β и ИПФР-I, которые преимущественно вырабатываются стромой молочной железы под воздействием прогестерона.

Установлено, что ЭФР, ТФР-α и ИПФР-I вызывают пролиферацию эпителия, в то время как ТФР-β ингибирует ее, причем свои эффекты факторы роста проявляют отсроченно, а не сразу же после воздействия прогестерона. Так, между самими факторами роста существуют взаимодействия, проявляющиеся изменениями их экспрессии и связи с рецепторами, что оказывает разнонаправленное действие на пролиферацию. Индуцируемые прогестероном факторы роста, вероятно, обусловливают противоположные эффекты прогестерона на ткани.

Отмечено, что избыточная экспрессия факторов роста может проявиться транзиторным возрастанием пролиферации с последующим ее ингибированием. Таким образом, наряду со способностью прогестерона снижать экспрессию рецепторов эстрогенов данный гормон уменьшает локальный уровень активных эстрогенов, ограничивая тем самым стимуляцию пролиферации тканей молочной железы.

В случае высокого эстроген/прогестеронового соотношения, наблюдаемого при фиброзно-кистозной болезни, недостаточность прогестеронового воздействия приводит к пролиферации соединительнотканного и эпителиального компонентов молочной железы. Вследствие подобной пролиферации развивается обструкция протоков при наличии персистирующей секреции, что с течением времени приводит к увеличению альвеол и формированию кистозных полостей.

У 41-72% больных фиброзно-кистозная болезнь наблюдаются ановуляторные или неполноценные овуляторные циклы с недостаточностью второй фазы; у больных с пролиферативной дисплазией выявлен относительно высокий процент укороченных (22-25 дней) и удлиненных (32-40 дней) менструальных циклов; короткая лютеиновая фаза цикла обнаружена у 51% больных.

Средние концентрации прогестерона у больных были достоверно ниже, чем у здоровых женщин, однако на изучение характера менструальных циклов в литературе обращено недостаточно внимания, хотя данный вопрос чрезвычайно важен при планировании адекватной гормональной коррекции этих состояний и требует дальнейшего изучения. Выявляют наличие фиброзно-кистозной болезни у женщин с дисфункциональными маточными кровотечениями, бесплодием, обусловленным ановуляцией, миомой матки, эндометриозом, гиперпластическими процессами эндометрия, т. е. при патологии, для которой характерна гиперэстрогения.

На процессы созревания, функционирования и пролиферацию эпителия молочных желез большое влияние оказывают андрогены; сведения о роли андрогенов в развитии рака молочной железы и дисплазии разноречивы. У женщин с гистологически подтвержденным диагнозом фиброзно-кистозная болезнь и нормальным менструальным циклом уровень андростендиона и тестостерона в моче на 20-22-й дни менструального цикла был примерно в 2-3 раза выше, чем у здоровых женщин. Особенно неблагоприятную роль в плане развития рака молочной железы и пролиферативной дисплазии играет повышение уровня андрогенов в сочетании с ановуляторными циклами, так как, по-видимому, физиологические дозы андрогенов связывают только андрогенные рецепторы, а избыточные — как андрогенные, так и эстрогенные.

Андрогены влияют на ткани молочной железы и другими путями: уменьшают чувствительность тканей к пролактину, путем превращения в эстрогены стимулируют пролиферацию и рост опухолей молочных желез. В репродуктивный период вследствие изменений гормональных взаимоотношений в организме женщины андрогены в той или иной степени снижают интенсивность циклических изменений в тканях молочной железы, создавая таким образом основу для формирования в них гормонозависимого патологического процесса, тем более что диффузная форма фиброзно-кистозной болезни выявлена у 32% больных с синдромом поликистозных яичников, для которых характерна гиперандрогения.

Большая роль в развитии фиброзно-кистозной болезни отводится гормону гипофиза пролактину, стимулирующему обменные процессы в тканях молочной железы, повышающему чувствительность клеток к действию эстрадиола. Пролактин увеличивает количество рецепторов эстрогенов в молочной железе, а также ускоряет рост эпителиальных клеток. Совместно с эстрогенами, прогестероном и другими гормонами он контролирует не только формирование, но и функциональную активность молочных желез, стимулируя лактацию. Вне беременности функциональная гиперпролактинемия обусловливает возникновение галактореи и ановуляции.

При наступлении беременности на состояние молочной железы оказывают действие продуцируемый плацентой хорионический гонадотропин, а также пролактин и гормон желтого тела — прогестерон. В этот период снижается синтез гормонов гипофиза и выработка пролактин-ингибирующего фактора в гипоталамусе. Хорионический гонадотропин человека нормализует структурные изменения в клетках молочной железы, угнетая пролиферативные изменения, а также за счет паракринного влияния стимулируя синтез ингибина, влияющего на клеточную пролиферацию путем активации гена, контролирующего апоптоз.

Состояние беременности для молочной железы выступает продолжением предменструального периода. В первые недели преобладают пролиферативные процессы: увеличивается количество долек путем отпочкования все новых альвеол и митотического деления клеток. Сами дольки становятся крупными, с множеством звездчатых миоэпителиальных клеток и разрастанием рыхлой внутридольковой соединительной ткани. Позже выявляются и качественные изменения, связанные с секрецией жировых капель. В лактирующей железе практически отсутствует дифференцировка клеток альвеол на секретирующие и миоэпителиальные, так как почти все они переключаются на продукцию капелек жира.

При этом секреция мукополисахаридов вытесняется жировой секрецией. Однако на самых ранних сроках беременности (5-6 нед) гормональное влияние вызывает выраженную перестройку железы ввиду развития и гиперплазии железистого компонента. Искусственное прерывание беременности прерывает пролиферативные процессы в молочной железе, в связи с чем гиперплазированная ткань подвергается обратному развитию. Регрессивные изменения происходят неравномерно, развитие желез может приобрести патологический характер и стать пусковым моментом для развития диффузных мастопатий.

Гонадотропины, в частности даназолизоксалоновое производное синтетического стероида 17-а-этинилэстрадиола, оказывает прямое действие на ядерные стероидорецепторы с нарушением транскрипции тканевых специфических генов, чем вызывает снижение частоты пульсирующих выбросов гонадотропин-рилизинг гормонов в гипоталамусе. Также он оказывает прямое действие на стероидогенез в яичниках, конкурентно связывая ряд ферментов, участвующих в синтезе стероидных гормонов.

Среди побочных эффектов даназола могут отмечаться аменорея, увеличение массы тела, изменение артериального давления, акне и др. Противопоказания к применению — беременность, лактация, порфирия.

В результате проведенных в последние годы исследований стала очевидной обоснованность активной терапии, в которой одно из ведущих мест занимает гормональная терапия. В связи с тем что гормональные контрацептивы обладают способностью оказывать влияние на гипоталамо-гипофизарно-яичниковую и половую системы женщины, они нашли широкое применение для лечения различной гинекологической патологии.

Одним из серьезных достоинств комбинированных оральных контрацептивов является то, что их прием хотя бы в течение года уменьшает риск развития диффузных доброкачественных заболеваний молочной железы на 50-75%, причем защитные свойства усиливаются по мере увеличения длительности приема.

Лечебный эффект гормональных контрацептивов, так же как и контрацептивный, обусловливается одним и тем же механизмом действия, основанным на подавлении овуляции в результате снижения циклической секреции гонадотропинов. Учитывая то, что механизм действия гормональных контрацептивов на отдельные звенья репродуктивной системы неоднозначен и зависит от вида и дозы препаратов, клинические аспекты их применения также различны.

Марвелона — монофазного перорального контрацептивного препарата, содержащего 0,03 мг этинилэстрадиола и 0,15 мг дезогестрела в каждой таблетке. Его механизм действия основан на угнетении гонадотропной функции гипофиза, подавлении развития фолликула и нарушении процесса овуляции.

Не все больные с диффузными формами мастопатии должны подвергаться гормональной терапии. При отсутствии клинических данных о наличии генитальной патологии и нарушений эндокринной регуляции проводить гормонотерапию, направленную только на лечение заболеваний молочных желез, нецелесообразно, за исключением случаев, когда все другие возможности исчерпаны. Назначение гормональных средств требует тщательного предварительного обследования и правильного подбора препаратов, поскольку при неудачном подборе гормонотерапии могут наблюдаться обострение болевого синдрома, пролиферация тканей молочных желез вплоть до развития узловых образований, возникновения кист и т. д.

При назначении эстрогенгестагенных препаратов врачи нередко сталкиваются с определенными сложностями, что связано с потенциальным повышением риска развития сосудистых и тромбоэмболических осложнений у женщин старше 40 лет. Даже если речь идет о низкодозированных препаратах последнего поколения, гормональные контрацептивы абсолютно противопоказаны интенсивно курящим женщинам, с тромбоэмболическими осложнениями в анамнезе, при тяжелой форме сахарного диабета, тяжелых заболеваниях печени, злокачественных новообразованиях органов репродуктивной системы.

Перечисленные сложности обусловливают необходимость поиска новых, более эффективных лекарственных препаратовс минимальными побочными эффектами, которые могли бы заменить традиционные схемы лечения дисгормональной патологии молочных желез. В современной гинекологической практике часто приходится сталкиваться с проблемой дисфункции гипоталамо-гипофизарной системы. Сравнительно недавно для коррекции указанных состояний стал применяться гомеопатический препарат ременс.

Эффективность в отношении соматовегетативных и нейропсихических расстройств, сопровождающих мастопатию и климактерический синдром, а также способность ременса оказывать регулирующее воздействие на секрецию гипофизарных гонадотропинов и стероидных гормонов овариального цикла, циклические изменения в эндометрии, а также на этиопатогенетические механизмы развития болевого синдрома различной локализации при нарушении функции женской репродуктивной системы. В основе подобного эффекта ременса лежит его эстрогеноподобное действие. В связи с возможностью данного препарата восстанавливать равновесие в гипоталамо-гипофизарной системе его используют в качестве профилактики дисгормональных заболеваний молочных желез после проведения медицинского аборта.

Фиброзно-кистозная болезнь молочных желез — часто выявляемое заболевание женщин, особенно после искусственного аборта, проведенного на фоне различной экстрагенитальной патологии, к которой относятся отсутствие родов, большое количество искусственного прерывания беременности, заболевания печени, превышение массы тела. Все это обусловливает необходимость восстановления гормонального гомеостаза у женщин после прерывания беременности. Несмотря на большое значение этой проблемы, многочисленные аспекты ее остаются не изучены, в частности применение современных гормональных оральных контрацептивов, содержащих дезогестрел, и препарата ременс для профилактики дисгормональных заболеваний молочных желез.

Пациенты были разделены на две группы. В основную группу вошли 510 женщин, прерывание беременности которым проводилось за период 1997-2000 гг. Части женщин проводилось гормональное исследование, о котором будет сказано ниже. На основании анализа медицинской документации и диспансерного обследования женщин основной группы выявлена частота дисгормональных заболеваний молочных желез после медицинского аборта, оценивалось значение факторов риска. С учетом полученных данных составили исследуемую группу из 30 женщин с наиболее высоким риском развития дисгормональных заболеваний молочных желез после медицинского аборта.

В процессе анализа установлено, что возраст обследованных женщин колебался от 18 до 42 лет. Средний возраст (27,92 года) является наиболее активным социальным возрастом. Большое количество прерванных беременностей в этом возрасте связано с неблагоприятной социально- экономической обстановкой в стране.

В анамнезе у 421 женщин из общего числа (82,3%) присутствуют различные оперативные вмешательства и инфекционные болезни, что свидетельствует о большой частоте соматической патологии в анамнезе у исследуемой группы.

Особенности контрацепции в данной группе женщин характеризуются отсутствием мотивации или нежеланием применять средства контроля рождаемости, причем 26 (5,09%) женщин никогда не предохранялись от нежелательной беременности.

Среди обследуемых женщин основной группы первые роды у большинства были в 21-22 года, что, по данным литературы, выступает защитным фактором в отношении развития фиброзно-кистозная болезнь молочных желез.

Срок прерывания беременности — 4,5-11,5 нед (в среднем 6,8 нед). Жалобы на болезненные ощущения в молочных железах до медицинского аборта различной интенсивности предъявляли 70% пациенток. У 265 пациенток (51,9%) они были связаны с фазами менструального цикла. 92 больные (18%) не связывали болевые ощущения в молочных железах с фазами менструального цикла, что говорит о высокой частоте гормонального дисбаланса.

У женщин, использующих прерывание беременности как основной метод регулирования рождаемости, гинекологическая патология выступает лидирующей (в том числе дисгормональные заболевания молочных желез). Ввиду неблагоприятной социально-экономической ситуации в стране и низкой осведомленности женщин о других методах контрацепции усовершенствование методов профилактики дисгормональной патологии молочных желез является крайне важным.

Всем изучаемым больным при поступлении в клинику проводилось комплексное обследование, включавшее клинические, лабораторные и инструментальные методы исследования.
Клинические методы: при обследовании изучались данные общего и гинекологического анамнеза. В первом особое место уделялось периодам детства, полового созревания, травмам, перенесенным заболеваниям, генетической предрасположенности, а также нейроэндокринным и вегетативным расстройствам. В акушерско-гинекологическом анамнезе изучались особенности менструальной, половой, генеративной функций.

Клиническое обследование проводилось традиционными методами и включало:
• жалобы на боли в молочной железе, выделения из сосков, наличие уплотнений в молочной железе, нарушение менструального цикла;
• гинекологический анамнез, первое менархе, начало телархе, регулярность менструаций, длительность менструации, обильность и болезненность, беременности, их количество, чем заканчивались;
• сопутствующая патология;
• общий и гинекологический осмотр; при общем осмотре акцентировалось внимание на телосложении, особенностях отложения подкожного жира, развитии вторичных половых признаков, состоянии кожи, наличии пигментных пятен, угрей, стрий.

Первостепенное значение имеет наследственный фактор — наличие доброкачественных и злокачественных заболеваний молочных желез у родственниц по материнской линии у 57 (11,18%) женщин основной группы (диаграмма 6), из них у женщин с диспластическим заболеванием молочных желёз, — после прерывания беременности — 48 (17,39%), а среди женщин, не заболевших диспластическим заболеванием молочных желёз 9 (3,84%), что в 4,5 раза больше (это означает высокую значимость фактора).

В процессе анализа установлен возраст в группе женщин с диспластическим заболеванием молочных желёз 28,22±0,51 года, в то время как среди незаболевших преобладали женщины в возрасте от 30 до 39 лет.

Одним из наиболее частых неблагоприятных факторов является воспаление придатков матки, так как в результате воспаления дезорганизуется выработка половых гормонов. В данном исследовании среди женщин после медицинского аборта частота воспалительных заболеваний придатков матки значительно больше в группе женщин с дисгормональной патологией молочных желез — 205 женщин (65,92%), по сравнению с 28 женщинами (14,07%) без дисгормональной патологии молочных желез, перенесших прерывание беременности.

В процессе анализа установлено, что возраст в группе женщин с диспластическим заболеванием молочных желёз — 28,22±0,51 года, в то время как среди не заболевших преобладали женщины в возрасте 30-39 лет, что несколько отличается от литературных данных.

Одним из наиболее частых неблагоприятных факторов является воспаление придатков матки, так как в результате воспаления дезорганизуется выработка половых гормонов. В данном исследовании среди женщин после медицинского аборта частота воспалительных заболеваний придатков матки значительно больше в группе женщин с дисгормональной патологией молочных желез — 205 женщин (65,92%), по сравнению с 28 женщинами (14,07%) без дисгормональной патологии молочных желез, перенесших прерывание беременности, что согласуется с данными литературы.

Немаловажной причиной, способствующей возникновению мастопатии, являются различные заболевания печени, желчевыводящих протоков и желчного пузыря, выявленные у 202 пациентов. Печень играет очень важную роль в разрушении избытка вырабатываемых эстрогенов. При ее заболеваниях эта способность снижается и даже утрачивается, в результате чего содержание гормонов увеличивается.

Только с 3-го месяца после прерывания беременности появились овуляторные пики в тестах базальной температуры у 5 женщин. Восстановление менструального цикла и гормонального профиля у 22 женщин — уже в 4-м цикле. Восстановление овуляторных циклов происходило на 6-м месяце у всех обследованных женщин.

Повышается риск возникновения мастопатии и рака молочных желез под влиянием таких неблагоприятных факторов, как отсутствие беременности или поздняя первая беременность. В частности, среди женщин, заболевших диспластическим заболеванием молочных желёз после аборта, возраст первых родов был расположен в промежутке между 21-25 годами, в то время как среди не заболевших женщин первые роды были раньше (в промежутке между 19-21 годами), что говорит о защитном действии ранних первых родов на молочную железу.

Также отмечено преобладание нерожавших женщин в группе диспластического заболевания молочных желёз после аборта — 17,3% по сравнению с 1,7% среди не заболевших женщин, что говорит о благоприятном действии беременности на состояние молочных желез.

В группе женщин, прервавших первую беременность абортом, в 10 раз выше заболеваемость диспластическим заболеванием молочных желёз.

Искусственное прерывание беременности значительно повышает риск развития патологии молочных желез. По данным данного исследования, у женщин, которым проведено 3 и более искусственных абортов, риск развития дисгормональной патологии молочных желез в 7,2 раза выше.

Шансов возникновения дисгормональной патологии молочных желез после искусственного прерывания беременности больше, если у женщины:
• отягощенная наследственность по материнской линии;
• воспалительные заболевания придатков;
• заболевания печени;
• превышение массы тела;
• поздняя первая беременность;
• первая беременность, закончившаяся медицинским абортом;
• 2 и более абортов.

С целью изучения гормонального профиля у женщин после медицинского аборта были произвольно выбраны 30 женщин, которым в течение 12 мес проводилось ежемесячное гормональное обследование. Среди обследованных женщин у 16 (подгруппа диспластического заболевания молочных желёз) выявлена дисгормональная патология молочных желез, у 14 (контрольная группа) аборт не привел к серьезным последствиям со стороны молочных желез.

Проведенное обследование выявило превышение эстрогенной насыщенности сыворотки крови у женщин в течение 1-го месяца после прерывания беременности (р >0,05), как заболевших диспластическим заболеванием молочных желёз, так и не перенесших эту патологию после прерывания беременности. Содержание эстрадиола на 7-й день после аборта превышало 271,4± 12,54 пг/мл, хотя эстрогенная насыщенность крови у контрольной группы и несколько ниже. Эти же параметры на 21-й день остались практически неизменны, в то время как значения прогестерона увеличились почти в 2 раза.

Также интересно снижение содержания пролактина до 70,7±4,5 мМЕ/мл в течение первого месяца после прерывания беременности, а вот значение кортизола, наоборот, значительно высоко, что доказывает влияние аборта как стрессового фактора на здоровье женщины.

В течение первых 3 мес эстрогенная насыщенность крови женщин снижается, однако в контрольной группе снижение содержания эстрогенов идет заметно быстрее по сравнению с женщинами, заболевшими доброкачественными заболеваниями молочных желез, с 242,4±11,87 до 170,4± 12,0 пг/мл, по сравнению с 271,4±12,54 до 251,8±11,83 пг/мл в группе с диспластическим заболеванием молочных желёз, что говорит о более длительном и массивном влиянии эстрогенов у женщин, заболевших диспластическим заболеванием молочных желёз.

В то время как насыщенность сыворотки крови прогестеронами изначально не компенсирует эстрогенной насыщенности, снижение прогестероновой насыщенности сыворотки крови происходит значительно более медленно. Значительно увеличилась концентрация пролактина в сыворотке крови в течение 3 мес (с 70,7±4,5 мМЕ/мл в 1-й месяц до 568,5±4,27 мМЕ/мл в 3-й месяц). Содержание кортизола в течение 3 мес после медицинского аборта падает постепенно с 564,6±5,6 до 210,7±5,34 нМоль/л, причем в контрольной группе женщин падение менее выраженное.

Соотношение фолликулостимулирующий/лютеинизирующий в течение первых месяцев после прерывания беременности остается близким к единице, что свидетельствует о диссонансе взаимоотношений гипоталамуса, гипофиза, яичников и является свидетельством неблагоприятного влияния прерывания беременности на репродуктивное здоровье женщины.

В течение последующих 3 мес у женщин контрольной группы гормональный фон возвращается к нормальным параметрам, в то время как у женщин, перенесших диспластическое заболевание молочных желёз, этот процесс несколько затягивается.

В течение первых трех последующих месяцев эстрогенная насыщенность крови женщин продолжает снижаться, однако в контрольной группе снижение содержания эстрогенов достигает нормальных значений до прерывания беременности по сравнению с женщинами, заболевшими диспластическим заболеванием молочных желёз, что говорит о длительном влиянии эстрогенов на ткани молочной железы.

Насыщенность сыворотки крови прогестеронами у женщин с диспластическим заболеванием молочных желёз изначально сниженная, по сравнению с контрольной группой приходит к доабортной норме.

Концентрация пролактина в сыворотке крови в течение 4-го по 6-й месяцы оставалась в пределах нормы в у двух групп женщин и колебалась с 482±4,6 мМЕ/мл в 4-й месяц до 403±4,76 мМЕ/мл в 6-й, хотя значения в контрольной группе были несколько ниже.

Содержание кортизола в течение 3 месяцев продолжает снижаться с 200±5,3 до 236±5,18 нМоль/л. Соотношение фолликулостимулирующий/лютеинизирующий в течение последующих месяцев остается близким к единице у заболевших диспластическим заболеванием молочных желёз женщин, в то время как в контрольной группе соотношение восстанавливается уже с 5-го месяца, соответственно для восстановления гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы женщине после прерывания беременности необходимо минимум 5 мес.

В течение последующих 6 мес происходит дальнейшее восстановление взаимодействий в системе гипоталамусгипофиз-яичники. Однако состояние, близкое к нормальному, у женщин, перенесших диспластическое заболевание молочных желёз, наблюдается только с 7-8-го месяца.

Восстановление нормального гормонального фона в контрольной группе происходит быстрее, чем у женщин с диспластическим заболеванием молочных желёз; так, у контрольной группы нормальные значения содержания эстрогенов в сыворотке крови устанавливается уже с 3-4-го циклов, в то время как у женщин с диспластическим заболеванием молочных желёз — с 7-го.

В результате проведенного исследования установлено, что восстановление нормального гормонального баланса у женщин, заболевших диспластическим заболеванием молочных желёз после медицинского аборта, происходит гораздо медленнее по сравнению с контрольной группой. После прерывания беременности в сыворотки крови женщин, перенесших диспластическим заболеванием молочных желёз, наблюдается гиперэстрогения и относительная гипопрогестеронемия.

Основной механизм действия препарата основан на регуляции взаимодействий в системе гипоталамус-гипофиз-яичники, благодаря чему уменьшается время эстрогенной нагрузки на молочную железу и тем самым риск диспластического заболевания молочных желёз после медицинского аборта.

В течение 1-го месяца после прерывания беременности на фоне приема ременса существенных изменений гормонального фона по сравнению с группой женщин с диспластическим заболеванием молочных желёз не происходит (р <0,05). Это связано с незначительным влиянием гормоноподобной составляющей ременса, т.е. более мягким действием самого препарата.

Со 2-го месяца после медицинского аборта на фоне приема ременса еще не восстанавливается соотношение лютеинизирующий/фолликулостимулирующий. Концентрация в сыворотке крови этих гормонов остается высокой, хотя уровень эстрогенной насыщенности сыворотки крови достоверно уменьшается (р <0,05).

Проведенное обследование выявило превышение эстрогенной насыщенности сыворотки крови у женщин в течение 1-го месяца после прерывания беременности как в контрольной группе, так и на фоне приема ременса. Содержание эстрадиола на 7-й день после аборта превышало 271,4±12,54 пг/мл. Эти же параметры на 21-й день остались практически неизменны, в то время как значения прогестерона увеличились почти в 2 раза.

В течение первых трех месяцев эстрогенная насыщенность крови женщин снижается, однако в контрольной группе снижение содержания эстрогенов идет медленнее по сравнению с женщинами, применявшими ременс в группе с диспластическим заболеванием молочных желёз (р <0,05), что уже свидетельствует о благоприятном влиянии профилактической терапии.

В то время как насыщенность сыворотки крови прогестеронами незначительно отличается у женщин 1 -й исследуемой группы от контрольной группы женщин, снижение прогестероновой насыщенности сыворотки крови происходит более медленно у женщин 1-й группы.

Концентрация пролактина в сыворотке крови в течение 3 мес увеличилась с 71, 1±4,44 мМЕ/мл в 1-й месяц до 568,5±4,27 мМЕ/мл в 3-м месяце у женщин 1-й исследуемой группы, но практически не отличалась от таковой в контрольной группе женщин — с 70,7±4,5 мМЕ/ мл в 1-й месяц до 525,5±4,64 мМЕ/мл.

Содержание кортизола в течение 3 мес после медицинского аборта падает у сравниваемых групп женщин постепенно и практически одинаково. Соотношение фолликулостимулирующий/лютеинизирующий в течение первых месяцев после прерывания беременности остается близким к единице. С 3-го месяца после медицинского аборта на фоне приема ременса еще не восстанавливается соотношение лютеинизирующий/фолликулостимулирующий, концентрация в сыворотке крови этих гормонов остается высокой, хотя уровень эстрогенной насыщенности сыворотки крови достоверно уменьшается.

В течение 3-го менструального цикла эстрогенная насыщенность крови женщин, применявших ременс, значительно снизилась, а значит, снизился и риск заболевания диспластическим заболеванием молочных желёз. Хотя соотношение лютеинизирующий/фолликулостимулирующий остается близким к единице, концентрация этих гормонов в сыворотке крови снизилась незначительно по сравнению с таковой у женщин, заболевших диспластическим заболеванием молочных желёз после медицинского аборта.

Только в течение 4-го месяца после прерывания беременности у женщин, применявших ременс, нормализуется соотношение лютеинизирующий/фолликулостимулирующий. Подобная нормализация у женщин, заболевших диспластическое заболевание молочных желёз, достоверно происходит спустя 6 мес после прерывания беременности, что говорит о нормализующем действии ременса на состояние гипоталамо-гипофизарно-яичниковой системы, доказанном в предыдущих работах.

К 6-му месяцу гормональный профиль у группы женщин, применявших ременс, почти полностью соответствует таковому у женщин до аборта, что говорит о полном восстановлении системы гипоталамус-гипофиз-яичники, и соответственно восстановлении нормальных ритмов пролиферации тканей молочных желез, несмотря на наличие у части женщин экстрагенитальной патологии.

Восстановление нормального гормонального фона в группе женщин, применявших ременс, после прерывания беременности происходит быстрее, чем у женщин, заболевших диспластическим заболеванием молочных желёз после медицинского аборта. Так, нормоэстрогенемия у контрольной группы устанавливается уже с 3-го цикла, в то время как у женщин с диспластическое заболевание молочных желёз — с 6-го цикла.

На фоне приема ременса восстановление нормальной менструальной функции происходит быстрее, но все же у одной больной с целью восстановления гормонального гомеостаза прием ременса пришлось продлить еще в течение 3 циклов.

Применение гомеопатического средства приводит к более раннему восстановлению гормонального фона даже у женщин с высоким риском развития диспластического заболевания молочных желёз после медицинского аборта.

Из комбинированных оральных контрацептивов в данном исследовании применялся марвелон — монофазный пероральный контрацептивный препарат. Некоторые исследования говорят о благотворном влиянии дезогестрела на ткани молочной железы, в связи с чем был выбран данный препарат.

После аборта прием марвелона во 2-й исследуемой группе начинался в день операции. Женщины принимали по 1 таблетке в одно и то же время в течение 21 дня. Прием каждой следующей упаковки женщины начинали по истечении 7-дневного перерыва в приеме таблеток.

Уже с 1-го месяца после прерывания беременности на фоне приема марвелона происходит подавление деятельности собственных яичников женщины по сравнению с группой женщин с диспластическим заболеванием молочных желёз . Это связано с влиянием собственных эстрогенов марвелона на центральные и периферические рецепторы.Со 2-го месяца после медицинского аборта на фоне приема марвелона соотношение лютеинизирующий/фолликулостимулирующий остается близким единице.

Однако эстрогенная нагрузка у женщин 2-й группы, применявших марвелон сразу после прерывания беременности, достоверно ниже по сравнению с контрольной группой.

Со 2-го месяца применения дезогестрелсодержащего препарата содержание эстрогенов в сыворотке крови падает до допустимых значений и коррелирует с показателями прогестеронов в сравнении с контрольной группой, где повышенное содержание эстрогенов в сыворотки крови не нивелируется прогестероном, вызывая пролиферативные процессы в строме молочной железы.

Значительно увеличилась концентрация пролактина в сыворотке крови в течение 3 мес. Также интересно снижение содержания пролактина в 3-м месяце после аборта у женщин 2-й группы до 345,5±4,64 мМЕ/мл по сравнению с 568,5±4,27 мМЕ/мл контрольной группы женщин и гипопролактинемии в течение 1-го месяца после прерывания беременности в двух группах женщин.

Содержание кортизола в течение 3 мес после медицинского аборта падает постепенно с 564,6±5,6 до 210,7±5,34 нМоль/л, причем в контрольной группе женщин падение менее выраженное.

Соотношение фолликулостимулирующий /лютеинизирующий в течение первых месяцев после прерывания беременности остается близким к единице в контрольной и двух исследуемых группах, однако в контрольной группе это свидетельство гормонального дисбаланса, а во 2-й исследуемой группе значения этих гормонов были минимальны вследствие непосредственного действия гормонального препарата на центральные рецепторы гормонов.

В течение 1-го месяца после отмены приема марвелона наблюдается некоторое повышение содержания эстрадиола в сыворотки крови женщин, вызванное ребаундэффектом, которое коррелирует с содержанием лютеинизирующего и фолликулостимулирующего. Однако содержание эстрогенов остается на допустимом уровне.

Проведенное обследование молочных желез в 3-м, 6-м и 9-м месяцах, включая ультразвуковое исследование молочных желез, не выявило патологических изменений среди женщин 1-й и 2-й исследуемых групп.

Профилактическое применение после медицинского аборта ременса или марвелона достоверно снижает риск возникновени диспластического заболевания молочных желёз, а значит, профилактика диспластического заболевания молочных желёз после медицинского аборта является оправданным и необходимым мероприятием.

Если назначение гормонального препарата женщине после прерывания беременности невозможно в связи с наличием экстрагенитальной патологии или нежеланием подвергаться гормональной терапии, ременс в этом случае выступает препаратом выбора.

Улучшение результатов профилактики дисгормональных заболеваний молочных желез после медицинского аборта — актуальная проблема клинической медицины.

Дисгормональные заболевания молочных желез представляют собой группу гетерогенных заболеваний, имеющих сложную клиническую и гистологическую картину, что весьма затрудняет не только диагностику, но и терминологическое обозначение диффузных процессов. Если по поводу классификаций узловых образований значительных разногласий у специалистов не возникает, то в отношении диффузных форм имеются определенные сложности, не позволяющие ввести довольно широкий спектр изменений в жесткие классификационные рамки.

Эстрогены вызывают пролиферацию протоков и соединительной ткани молочной железы, прогестерон контролирует железистую трансформацию альвеол, пролактин, способствуя развитию лактоцитов и секреции молока, является основным гормоном, обеспечивающим лактацию, кортизол способствует образованию рецепторов пролактина в молочных железах и стимулирует рост эпителиальных клеток в синергизме с пролактином.

При наступлении беременности на состояние молочной железы оказывает действие продуцируемый плацентой хорионического гонадотропина человека, пролактин, а также гормон желтого тела (прогестерон). В этот период снижается синтез гормонов гипофиза и выработка пролактин-ингибирующего фактора в гипоталамусе, также известно, что хорионический гонадотропина человеканормализует структурные изменения в клетках молочной железы, угнетая пролиферативные изменения и за счет паракринного влияния стимулируя синтез ингибина, влияющего на клеточную пролиферацию путем активации гена, контролирующего апоптоз.

Состояние беременности для молочной железы выступает продолжением предменструального периода. В первые недели преобладают пролиферативные процессы: увеличивается количество долек путем отпочкования все новых альвеол и митотического деления клеток (сами дольки становятся крупными, с множеством звездчатых миоэпителиальных клеток) и разрастанием рыхлой внутридольковой соединительной ткани.

Позже выявляются и качественные изменения, связанные с секрецией жировых капель. В лактирующей железе практически отсутствует дифференцировка клеток альвеол на секретирующие и миоэпителиальные, так как почти все они переключаются на продукцию капелек жира, при этом секреция мукополисахаридов вытесняется жировой секрецией. Однако на самых ранних сроках беременности (5-6 нед) гормональное влияние вызывает выраженную перестройку железы ввиду развития и гиперплазии железистого компонента. Искусственное прерывание беременности прекращает пролиферативные процессы в молочной железе, в связи с чем гиперплазированная ткань подвергается обратному развитию.

Регрессивные изменения происходят неравномерно, развитие желез может приобрести патологический характер и явиться пусковым моментом для развития диффузных мастопатий. С целью профилактики дисгормональных заболеваний молочных желез возможно использование комбинированных оральных контрацептивов, однако назначение гормональных препаратов отдельным категориям женщин противопоказано.

В связи с этим есть необходимость в поиске негормональных методов профилактики дисгормональных заболеваний молочных желез. В ряде исследований была показана эффективность ременса для лечения различных нарушений менструального цикла, альгодисменореи, предменструального напряжения посредством нормализации гипоталамо-гипофизарно-яичникого гомеостаза после медицинского аборта. В то же время отсутствуют исследования о его роли в профилактике дисгормональных заболеваний молочных желез после медицинского аборта.

Профилактика дисгормональных заболеваний молочных желез после прерывания беременности, включающая применение дезогестрелсодержащего комбинированные оральные контрацептивы марвелона или использование ременса сразу после прерывания беременности, является необходимой, поскольку прерывание беременности приводит к нарушению гормонального гомеостаза в системе гипоталамус-гипофиз-яичники, приводящего к дисбалансу между эстрогенами и прогестинами, вызывающему неконтролируемую пролиферацию в строме молочной железы.


Оцените статью: (11 голосов)
3.91 5 11
Статьи из раздела Аборт на эту тему:
Диадинамические токи после аборта
Интерференционные токи после аборта
Крайне высокочастотная терапия после аборта
Лазеротерапия после аборта
Магнитоинфракраснолазерная терапия после аборта





Новые статьи

» Ожирение
Ожирение
Основные принципы лечения ожирения: • низкокалорийная диета; • изменение образа жизни; • дозированные физические нагрузки; • физиотерапия и иглорефлексотерапия; • лекарственная терапия (препараты... перейти

» Плоскостопие
Плоскостопие
Плоские стопы делят на врожденные (около 5%) и приобретенные (до 95%). Врожденное плоскостопие встречается очень редко и связано с костными искривлениями вследствие неправильного положения плода, в ре... перейти

» Сколиоз
Сколиоз
Лечебная физическая культура - важнейшее средство в комплексной терапии сколиоза, которая направлена на решение следующих задач: • создание физиологических предпосылок для восстановления правильного ... перейти

» Нарушение осанки
Нарушение осанки
Путь к формированию правильной осанки и направленной коррекции ее нарушений начинается с методически правильно выполненного осмотра и, при необходимости, проведения углубленного обследования. Это обус... перейти

» Детский церебральный паралич
Детский церебральный паралич
Основным средством лечебной физкультуры при детском церебральном параличе являются специально подобранные упражнения в соответствии с задачами лечебно-восстановительной работы, определяемые состоянием... перейти

» Хроническая почечная недостаточность
Хроническая почечная недостаточность у детей - это неспецифический синдром, развивающийся вследствие необратимого снижения почечных гомеостатических функций при любом тяжелом прогресс... перейти

» Тубулоинтерстициальный нефрит и интерстициальный нефрит
Тубулоинтерстициальный нефрит и интерстициальный нефрит
Тубулоинтерстициальный нефрит или интерстициальный нефрит - острое или хроническое неспецифическое абактериальное, недеструктивное воспаление интерстициальной ткани почек, сопровождающееся вовлечением... перейти