Растенок - все о здоровье детей и будующих мам.
ГлавнаяНовостиКонтакты
 

Морфологическая картина при неразвивающейся беременности

Морфологическая картина при неразвивающейся беременности
Для морфологической картины при неразвивающейся беременности характерен ряд патологических процессов.
• Нарастает редукция эмбриохориального кровообращения в сочетании с инволюционными изменениями ворсин хориона. Происходят регрессивные изменения хориального эпителия в виде нарушения дифференцировки клеточного и синцитиального трофобласта; десквамации, истончения или полного исчезновения эпителиального покрова. Отмечают исчезновение сосудов и выраженные в различной степени некробиотические процессы в строме ворсин.
• Прекращается маточно-плацентарное кровообращение в сочетании с инволюционными изменениями децидуальной ткани. Обнаруживается накопление фибрина в межворсинчатом пространстве. Дистрофические изменения децидуальной ткани в зоне плацентарного ложа характеризуются отеком стромы, дискомплексацией и гипотрофией децидуоцитов. Кроме этого отмечают спавшийся просвет и набухание эндотелия спиралевидных артериол.
• Перифокальная лейкоцитарно-фибринозная экссудативная реакция эндометрия.


Погибшие элементы плодного яйца вызывают перифокальную экссудативную реакцию со стороны эндометрия с выраженным фибринозным компонентом.

Не отмечено заболеваний туберкулезом у родственников I линии родства пациенток исследуемых групп. У родственников I линии родства одной пациентки (2,7%) I группы был обнаружен гепатит С. При изучении анамнеза пациенток исследуемых групп чаще обнаруживали аллергические реакции различного характера на разнообразные аллергены (преимущественно лекарственная аллергия). Аллергические реакции были в анамнезе 11 (29,7%) пациенток I группы и 9 (25,7%) II группы, тогда как в контрольной группе их наблюдали у 5 (15,6%) пациенток. Острые респираторно-вирусные инфекции (ОРВИ), инфекционно-воспалительные заболевания в течение года перенесли большинство пациенток с самопроизвольным прерыванием беременности.

Следует отметить, что частые острые респираторные вирусные инфекции (более 3 заболеваний в год) наблюдали у каждой третьей пациентки с самопроизвольным прерыванием беременности (33,3% случаев), и только у 15,7% женщин контрольной группы (р<0,05), что, возможно, связано с изменениями в системе иммунитета у женщин с невынашиванием беременности.


Изучение экстрагенитальной патологии показало, что хронические заболевания желудочно-кишечного тракта, преимущественно хронический гастрит, дискинезии желчевыводящих путей, были у 6 (16,2%) пациенток с неразвивающейся беременностью и у 5 (14,3%) пациенток II группы. При этом не было обнаружено достоверных различий по сравнению с беременными с физиологическим течением беременности (15,6%).

Хронические воспалительные заболевания верхних и нижних дыхательных путей были обнаружены у значительной части беременных всех трех групп, (21,6%, 17,1% и 18,8% в I, II и III группах соответственно). Статистически достоверных различий выявлено не было. Бронхиальная астма различной степени тяжести была у 3 (8,1%) пациенток с неразвивающейся беременностью. Анализ заболеваний мочевыводящих путей в группах обследования показал, что у 13,5% пациенток с неразвивающейся беременностью и 11,4% пациенток с самопроизвольным абортом самыми частыми заболеваниями были хронический цистит и пиелонефрит, что достоверно превышает этот показатель в контрольной группе — 6,25% (р<0,05).


У1 (2,7%) пациентки из I группы по данным ультразвукового исследования диагностирована дистопия почки.

Заболевания сердечно-сосудистой системы во всех группах были представлены преимущественно вегетососудистой дистонией. У подавляющего большинства обследованных пациенток, страдающих вегетососудистой дистонией, отмечена гипотония, артериальная гипертензия — лишь у одной женщины II группы и у двух — контрольной группы. У двух пациенток с неразвивающейся беременностью и у одной — с физиологическим течением беременности по данным эхокардиографии диагностирован пролапс митрального клапана без регургитации и у одной пациентки с неразвивающейся беременностью обнаружили добавочную хорду левого желудочка. Варикозное расширение вен нижних конечностей без развития осложненной варикозной болезни диагностировано у 5 пациенток I группы и 4 пациенток II группы. Анемия в анамнезе была у 6 (16,2%) пациенток I группы, 5 (14,3%) — II группы, и у 3 (9,4%) пациенток с физиологическим течением беременности. Одна пациентка (2,7%) с неразвивающейся беременностью страдала синдромом соединительнотканной дисплазии. У 13 (18,1%) пациенток основной группы в анамнезе были оперативные вмешательства — у 9 (12,5%) тонзилэктомия, у 4 (5,6%) — аппендэктомия, у 1 (1,4%) — холецистэктомия. В контрольной группе частота оперативных вмешательств была достоверно ниже (9,4%): у 2 пациенток тонзилэктомия и у 1 — аппендэктомия. Таким образом, пациентки трех обследованных групп оказались сопоставимы между собой по возрасту, особенностям анамнеза и сопутствующей экстрагенитальной патологии.

Следует отметить, что эктопия шейки матки встречалась в анамнезе у 20 (54,1%) пациенток I группы и 16 (45,7%) II группы, а об инфекционном генезе патологии шейки матки свидетельствует эффективность проведенного антибактериального лечения под контролем кольпоскопии у 37,8% в I и 25,7% пациенток во II группе. Только 6 (16,2%) и 3 (8,6%) женщинам из всех обследованных пациенток потребовалась лазерная коагуляции и криодеструкция соответственно. В то же время эктопия шейки матки в анамнезе у пациенток контрольной группы встречалась достоверно реже (9,4%), чем в основной (р<0,05).
Подавляющее большинство женщин с неразвивающейся беременностью и самопроизвольным абортом неоднократно лечились по поводу вагинита различной этиологии.

Кисты яичников, которые в течение 3 мес после проведенного консервативного лечения подверглись обратному развитию, были в анамнезе у 5 пациенток: у 1 пациентки с неразвивающейся беременностью и у 4 — с самопроизвольным абортом. Достоверно чаще у пациенток I и II групп, по сравнению с контрольной, в анамнезе встречалась дисфункция яичников, преимущественно в виде опсоменореи, олигоменореи, что, вероятно, можно объяснить как воспалительными заболеваниями внутренних половых органов, так и гормональными нарушениями. В анамнезе у одной пациентки (2,7%) с самопроизвольным абортом отмечена миома матки малых размеров с отдельным субсерозным узлом, что стало показанием для консервативной миомэктомии, произведенной без вскрытия полости матки. Следует отметить, что у 2 пациенток в I и во II группе в анамнезе были оперативные вмешательства по поводу гинекологических заболеваний. У пациентки из I группы была произведена тубэктомия по поводу гнойного сальпингита, а у пациентки из II группы показанием к лапароскопии был острый сальпингоофорит. Таким образом, обе исследуемые группы женщин с самопроизвольным прерыванием беременности были сопоставимы по характеру и частоте патологии репродуктивной системы в анамнезе.

Однако в контрольной группе осложнение искусственного аборта воспалительным заболеванием отмечено только у одной пациентки (3,1%), что достоверно реже, чем в I и II группах (р<0,05). Это может свидетельствовать о персистенции инфекции в половых путях у обследованных женщин, что обусловливает высокую долю осложнений после искусственного прерывания беременности. В то же время эндометрит после инструментального удаления остатков плодного яйца или плацентарной ткани обнаружен у 21,6% пациенток I группы и 25,7% II группы. Провоцирующим фактором воспалительных заболеваний стали роды у 8,1 и 5,7% пациенток I и II групп соответственно. Следует отметить достаточно большую долю женщин, дебют воспалительных заболеваний у которых пришелся на период до наступления первой беременности: в I группе 27% обследованных, во II — 22,9%, что достоверно выше (р<0,05), чем в контрольной группе (12,5%). Были проанализированы становление и функционирование репродуктивной системы пациенток с самопроизвольным прерыванием беременности.

Менструальный цикл у 88,8% пациенток с самопроизвольным прерыванием беременности и 93,8% женщин контрольной группы был регулярным начиная с менархе. В таблице представлена про-должительность менструального цикла у женщин за период 1-2 года, предшествующий данной беременности. Продолжительность менструального цикла достоверно не отличалась у всех пациенток и составляла в среднем в I группе 28,9±1,4; во II — 28,4+0,8 и 28,2+0,4 в контрольной группе (р>0,05).

У 8 (21,6%) пациенток I группы и 5 (14,3%) пациенток II группы в анамнезе были эпизоды нарушений менструального цикла по типу олигоменореи и опсоменореи, что, возможно, связано с воспалительными изменениями эндометрия и яичников, а также гормональными нарушениями. Нами проанализирован паритет обследованных пациенток. Установлено, что всего у пациенток I группы была 121 беременность, у пациенток II группы — 110. В среднем на каждую женщину I группы приходилось 3,3 беременности, II — 3,1, что различается недостоверно (р>0,05).

Таким образом, группы пациенток с самопроизвольным прерыванием беременности были сопоставимы по паритету. У большинства женщин контрольной группы наблюдаемая беременность была второй, у 9 (28,1%) первой, в связи с чем паритет был несколько ниже, чем в основных группах, и составил 2,4 беременности на женщину. Особый интерес представляет анализ исходов предыдущих беременностей у пациенток с самопроизвольным прерыванием беременности. Были обнаружены достоверные различия (р<0,05) частоты своевременных родов, преждевременных родов, неразвивающихся беременностей и самопроизвольных абортов в основных группах по сравнению с беременными с физиологическим течением беременности.

У 59 (48,8%) пациенток I группы и 54 (49,1%) — II группы беременности закончились самопроизвольным прерыванием в различные сроки, но достоверных различий между обследованными I и II групп не обнаружено (р>0,05). Однако следует отметить, что во II группе два и более самопроизвольных аборта в анамнезе встречались достоверно (р<0,05) чаще, чем в I группе. В то же время в контрольной группе только у 5 (6,4%) женщин беременность в прошлом закончились самопроизвольным прерыванием.

Были подробно изучены сведения о сроках прерывания преды¬дущих беременностей у пациенток исследуемых групп. Подавляющее большинство самопроизвольных прерываний беременности как в I, так и во II группах приходилось на срок от 8 до 12 нед беременности, что составило 66 и 63% соответственно (р>0,05). Учитывая данные зарубежных авторов о том, что в сроке до 7 нед беременности отмечается наибольшее количество неучтенных «очень ранних выкидышей», следует отметить, что в нашем исследовании мы обсуждаем только диагностированные при УЗИ беременности. В то же время количество самопроизвольных прерываний беременности в сроках от 13 до 22 нед во II группе обследованных достоверно отличалось от обследованных I группы (6,4% и 2,4% соответственно, р<0,05). В исходе первой беременности срочные роды занимают 65,6% у обследованных, составляющих контрольную группу, что достоверно отличается (р<0,05) от показателей основных групп: в I группе срочными родами заканчивались 10,8% беременностей, во II — 8,6%.

Достоверно отличается (р<0,05) количество преждевременных родов и неразвивающихся беременностей в исходе первой беременности в группах пациенток с самопроизвольным абортом и у пациенток с физиологическим течением беременности. Так, во II группе отмечено 17,1% случаев преждевременных родов, что достоверно (р<0,05) отличается от контрольной группы — 6,3% случаев. Количество неразвивающихся беременностей достоверно больше как в I (21,6% случаев), так и во II (8,6%) группе по сравнению с контрольной группой (3,1%). Следует отметить, что в контрольной группе не было случаев самопроизвольного аборта в исходе первой беременности. Количество искусственных абортов достоверно не различалось (р>0,05) у пациенток всех трех групп и составило 43,2% в I, 40% во II и 25% в контрольной группе.

В целом для пациенток с прервавшейся беременностью, в том числе с неразвивающейся беременностью и самопроизвольным абортом, характерны:
• повышенная соматическая заболеваемость с преобладанием инфекционных заболеваний (высокий инфекционный индекс);
• частые воспалительные заболевания органов малого таза;
• первичное привычное невынашивание беременности у трети обследованных [у 14 (37,8%) женщин I группы и 12 (34,3%) пациенток II группы первая беременность завершилась самопроизвольным абортом].

По нашим данным, для морфологической картины неразвивающейся беременности характерно исчезновение сосудов и выраженные в различной степени некробиотические процессы в строме ворсин, нарушения дифференцировки клеточного и синцитиального трофобласта, накопление фибрина в межворсинчатом пространстве, дистрофические изменения децидуальной ткани, в виде отека стромы и гипотрофии децидуоцитов.

Отмечена перифокальная лейкоцитарно-фибринозная экссудативная реакция эндометрия. У 18,9% женщин I группы и 14,3% II группы (16,7% всех случаев самопроизвольного прерывания беременности) констатировано отсутствие эмбриона (анэмбриония) как по результатам УЗИ, так и в материале соскоба. Гистологическая картина харак-теризовалась нарушением развития ворсин с отсутствием признаков ангиогенеза в них и во фрагментах хориального мешка. Эпителий ворсин был истончен и отсутствовал ворсинчатый цитотрофобласт. Несмотря на то что маточные железы и децидуальные клетки — материнские компоненты — были сформированы адекватно сроку беременности, инвазия цитототрофобласта в артерии имплантационной площадки была резко ослаблена. Следует отметить, что у 10,8% пациенток I группы и 8,6% II группы, кроме описанной выше гистологической картины, обнаружили инфильтрацию децидуальной оболочки лимфоцитами и полиморфно-ядерными лейкоцитами, микроабсцессы и мелкие очаги кровоизлияний — признаки париетального и базального децидуита. Число плацентарных макрофагов (клеток Кащенко-Хофбауэра) в децидуальной ткани было увеличено, что может свидетельствовать о сочетании генетических и инфекционных факторов в развитии неразвивающейся беременности.

Инфекционный фактор, как ведущая причина неразвивающейся беременности, определен в 13,5% случаев. Для патоморфологической картины инфекционного поражения был характерен париетальный и базальный децидуит — инфильтрация лимфоцитами и полиморфноядерными лейкоцитами, микроабсцессы с очагами распада клеток. Микроабсцессы, очаги кровоизлияний и некроз окружающих децидуальных тканей определяли в составе плацентарной площадки. Отмечали достаточную инвазию цитотрофобласта, в зоне воспаления визуализировались пласты интерстициального цитотрофобласта с некрозом. Гибель эмбриона могла быть обусловлена массивной воспалительной инфильтрацией и некрозами в зоне контакта материнских тканей и хориального мешка. У 75,7% пациенток не удалось выделить ведущую причину неразвивающейся беременности: для них было характерно сочетание инфекционного фактора с другими причинами, вызывающими осложнения течения беременности.

Эндокринная патология как основная причина неразвивающейся беременности обнаружена у 8,1% пациенток. У 51,3% из них были обнаружены различные признаки вирилизации, а при исследовании гормонального статуса отмечено значительное повышение содержания тестостерона, ДСА-С и 17-ОП, что характерно для надпочечниковой гиперандрогении. Кроме того, содержание ХГ в крови этих пациенток было снижено в 2 раза по сравнению со значениями, характерными для физиологической беременности, обнаружена гипопрогестеронемия. При патоморфологическом исследовании обнаружены недостаточные децидуальные изменения d. parietalis и d. basalis, железы с атрофией эпителия и скудным секретом, децидуальные клетки с неполной их дифференцировкой. Слабая цитотрофобластическая инвазия в под-лежащий эндометрий, как следствие недостаточной децидуализации, стала причиной нарушения гестационных изменений маточно-плацентарных артерий.

Несмотря на то что данные лабораторных исследований позволили диагностировать нарушения в системе гемостаза у 94,6% женщин с неразвивающейся беременностью и у 56,7% с самопроизвольным выкидышем, антитела к волчаночному антикоагулянту и ХГ обнаружены только у 8,1% пациенток. Следует отметить, что у этих пациенток в соскобах из полости матки чаще можно было обнаружить признаки тяжелых реологических нарушений по типу ретроплацентарной гематомы, приводящей к отслойке ранней плаценты в зоне d. basalis, а в d. parietalis изменения местного гемостаза были в виде мелкоочаговых кровоизлияний и тромбоза просвета спиральных артерий. Различные реологические нарушения с признаками длительного местного синдрома диссеменированного внутрисосудистого свертывания наблюдали в гистологической картине у 24,3% пациенток с персистенцией микроорганизмов в цервикальном канале, что сочеталось с высоким содержанием провоспалительных цитокинов в цервикальном канале.

Таким образом, сопоставление анамнестических и клинико-лабораторных данных с данными гистологического исследования соскоба из полости матки показало, что ведущими этиопатогенетическими факторами у пациенток с неразвивающейся беременностью были инфекционные в сочетании с аутоиммунными в 24,3% случаев и инфекционные в сочетании с эндокринными у 21,6% обследованных. Сочетание этих факторов у пациенток с самопроизвольным абортом отмечено у 20% пациенток I группы и 25,7% пациенток II группы. У 51,4% пациенток с самопроизвольным абортом по данным патоморфологического исследования диагностирована неразвивающаяся беременность.


Оцените статью: (12 голосов)
4.17 5 12
Статьи из раздела Беременность на эту тему:
Патогенез задержки изгнания погибшего плодного яйца
Понятие неразвивающейся беременности





Новые статьи

» Ожирение
Ожирение
Основные принципы лечения ожирения: • низкокалорийная диета; • изменение образа жизни; • дозированные физические нагрузки; • физиотерапия и иглорефлексотерапия; • лекарственная терапия (препараты... перейти

» Плоскостопие
Плоскостопие
Плоские стопы делят на врожденные (около 5%) и приобретенные (до 95%). Врожденное плоскостопие встречается очень редко и связано с костными искривлениями вследствие неправильного положения плода, в ре... перейти

» Сколиоз
Сколиоз
Лечебная физическая культура - важнейшее средство в комплексной терапии сколиоза, которая направлена на решение следующих задач: • создание физиологических предпосылок для восстановления правильного ... перейти

» Нарушение осанки
Нарушение осанки
Путь к формированию правильной осанки и направленной коррекции ее нарушений начинается с методически правильно выполненного осмотра и, при необходимости, проведения углубленного обследования. Это обус... перейти

» Детский церебральный паралич
Детский церебральный паралич
Основным средством лечебной физкультуры при детском церебральном параличе являются специально подобранные упражнения в соответствии с задачами лечебно-восстановительной работы, определяемые состоянием... перейти

» Хроническая почечная недостаточность
Хроническая почечная недостаточность у детей - это неспецифический синдром, развивающийся вследствие необратимого снижения почечных гомеостатических функций при любом тяжелом прогресс... перейти

» Тубулоинтерстициальный нефрит и интерстициальный нефрит
Тубулоинтерстициальный нефрит и интерстициальный нефрит
Тубулоинтерстициальный нефрит или интерстициальный нефрит - острое или хроническое неспецифическое абактериальное, недеструктивное воспаление интерстициальной ткани почек, сопровождающееся вовлечением... перейти